Следите за новостями:

Анна Булыгина: «К январю-февралю должен подойти пик формы»

Возвращение Анны Булыгиной в сборную России для участия в январских этапах Кубка IBU стало радостной новостью не только для самой спортсменки, но и для ее многочисленных болельщиков, с нетерпением ожидавших появления Анны на международных стартах. О долгом пути в национальную сборную с одной из главных героинь «Ижевской винтовки» специально для Biathlonrus.com побеседовал Константин Бойцов.

5 декабря 2010 года в шведском Остерсунде Анна Булыгина пробежала свою последнюю на сегодняшний день гонку этапа Кубка мира, где, казалось бы, прочно прописалась с 2006 года. Через три недели в Ижевске Аня заняла 6–е место в спринте и провалила индивидуальную гонку, став только 43–й. Дальше лишь отрывочная информация: болезнь, восстановление, тренировки, травма, снова восстановление. На летнем чемпионате страны Булыгиной не было и, значит, отсутствовала даже теоретическая возможность возвращения чемпионки мира хотя бы в состав второй сборной. На неделе минувшей на «Ижевской винтовке», поднявшись на третью ступень пьедестала в индивидуалке и победив в спринте, она ясно обозначила начало своего возвращения. Насколько быстрого? Что изменилось в Булыгиной за минувший год и осталось ли в ее памяти что-то от ванкуверского шока? Вопросов была масса, а времени получить на них ответы, как и полагается по законам репортажного жанра — всего ничего. Через четыре часа после церемонии награждения поезд победительницы спринта, ждал ее в Сарапуле, а еще сборы, лыжи, оружие, дорога. Наш разговор получился скоротечным и динамичным, как сама спринтерская гонка.

— Аня, задача прошлого года на «Ижевке» и задача нынешнего чем-то принципиально отличались?

— Наверное, отличались. Главной задачей в этом году было — справиться со стрельбой. Раньше я больше напирала на скорость, а этим летом много времени посвятили стрельбе, чтобы чисто отработать на рубеже, а там уж сколько останется.

— Да уж, ваша стрельбы образца сезона-2009/2010 была полна парадоксов: почти стопроцентная точность в эстафетах и, увы, регулярные ошибки в личных гонках…

— Вот я и говорю — концентрация на огневом рубеже стала выше. Обдуманнее стал подход. Я считаю, сейчас главное для меня собрать стрельбу, а ход найдем уже после. Сейчас его, на мой взгляд, нет вовсе — восстановление после операции еще продолжается.

— А когда мы увидим на трассе прежнюю стремительную Анну Булыгину?

— Не знаю. До состояния 2009 года мне… ну, просто никакого сравнения. Тогда был ход, но были и проблемы со стрельбой. Сейчас получается неплохо стрелять и практически нет хода. Словом, я тогда и сейчас — два разных человека. Посмотрим, что будет, когда начнет возвращаться ход.

Справка

Стрельба Анны Булыгиной на этапах Кубка мира

Сезон 2006/2007 74% (лежа 74/стоя 75)

2008/2009 79 (77/81)

2009/2010 79 (74/85)

— В прошлом году мировой биатлон по телевизору смотрели?

— Конечно, почти все гонки.

— Обида, дискомфорт, раздражение… испытывали что-то подобное?

— Ничуть. В том состоянии, в каком я была в прошлом году, я просто не могла участвовать в Кубке мира. На что тут можно обижаться?

— А Олимпиаду часто вспоминаете?

— Часто…

— Банальный вопрос: что-то можно было или хотелось изменить в олимпийском Ванкувере?

— Отвечу так: все случилось, как должно было случиться, но изменить, конечно, очень хотелось бы.

— Вы готовились в составе сборной Тюменской области, в то время как первая сборная работала по программе Вольфганга Пихлера. Вам что-нибудь известно об их нагрузках и не пугает ли вас перспектива, в случае возвращения в сборную, работать под его началом?

— Ну, как вам сказать — не то чтобы радует. Неизвестность всегда, как минимум, настораживает: как оно все сложится там. Но напугать меня тоже не так-то просто. Я четыре с небольшим года пробыла в первой сборной и успела с тремя разными тренерами поработать: практически каждый год они менялись. В этом смысле опыт у меня богатый и шоком для меня новый тренер, конечно, не будет. С другой стороны, такая частая смена тренеров для меня, да и для любого человека, наверное, не очень хорошо. За год-полтора ни к человеку привыкнуть не успеешь, ни сам человек, тренер в нашем случае, едва ли сможет полностью себя проявить.

— За январь-февраль успеете найти свой ход?

— Хочется верить, что смогу. По идее все к этому движется: к январю-февралю как раз должен подойти пик. Насколько высоким он будет — вот вопрос. В любом случае не хуже, чем сейчас в Ижевске.

С этими словами Аня вскочила в машину и отправилась в дорогу. Впереди сборы, тренировки, старты в Европе и попытка заново подняться на орбиту мирового золота. Мыслить иными категориями и стремиться к меньшему Булыгина уже вряд ли сможет.

Вечером того же дня возвращался домой и я. Моими соседями по купе поезда Ижевск-Москва оказались Александр Селифонов и Сергей Ефимов — тренеры, работавшие с Аней в ее золотую пору, победы на чемпионате мира-2009 и олимпийского Ванкувера. Тренеры активно рассуждали о перспективах биатлонистки и были абсолютно уверены, что возвращать в команду ее непременно надо.

— Если она стрелять будет как сейчас, это будет совсем другая Булыгина, — рассуждал Сан Саныч. — Я ведь отлично помню, как у нее все стало валиться из рук в Ванкувере. На первую гонку еще собралась, хотя там ей, с группой не повезло, конечно, а дальше все хуже и хуже с каждым днем. Когда в масс-старте пришла последней, да еще и восемью кругами штрафа, я сразу сказал что в эстафету ее в таком состоянии нельзя. В Ванкувере ведь Гурьев (личный тренер спортсменки, — прим. авт.) был. Он стал меня убеждать, ссылаясь на ее удачные эстафеты на Кубке мира, с Аней разговаривал. Я возражал: не имею права, говорю, рисковать. Ладно, пошли на контрольную тренировку — между ней и Богалий выбирать. Аня хронически промахивается — что только не пробуем. Я уже говорю: пусть «по бумаге» (по бумажным мишеням, — прим. авт.) постреляет. Стали стрелять по бумаге, стала Аня вроде бы «собирать кучу». Хорошо, говорю Гурьеву, вот сейчас три серии подряд «по железу» чисто проходит — ставим ее в эстафету. Начали стрелять по железу: все снова — по два, по три промаха из пяти. Нет, говорю: с такой стрельбой в эстафету нельзя. Вот, может теперь стрельбу выправила — другая совсем спортсменка станет. Золотая пора ведь не у всех как у Нойнер: с 20 лет начинается. Вон во сколько Зайцева свои главные победы стала одерживать, да и Медведцева тоже. Тут главное не сломаться и дождаться своего времени.

Времени Анны Булыгиной ждет не одна Аня — его ждут многие тысячи ее болельщиков. Быть может оно уже близко: стрельба-то, вон, «собирается».

Константин Бойцов, специально для Biathlonrus.com