Следите за новостями:

Картинки с выставки

Наблюдая со стороны за баталиями участников конгресса IBU в итальянском Мерано обозреватель «Спорт-Экспресс» Евгений Дзичковский отметил немало любопытных людей и эпизодов, не всегда положительно характеризующих биатлонный бомонд. Выдержав тактичную паузу, автор вспоминает отвергнутые мировым биатлоном страны, желающих поучаствовать в процессе индусов и Александра Тихонова с бутылкой именной водки.

Одно из самых мощных впечатлений от работы конгресса — исключение из членов IBU Монако, Коста-Рики, Ливана, Ирана, Виргинских островов, Гуама и еще пары великих биатлонных держав, название которых вытеснил из памяти шок от произошедшего. Говорят, их попросили за неуплату членских взносов. Какой кошмар. Международный биатлон сам себя осиротил.

«Исключайте-исключайте, всех не исключите!» – думали, должно быть, делегаты от Индии – два эпически смуглых деда в сикхских пилотках. Приехали, курилки, в Мерано олицетворять массовость вида спорта. Наверняка люто развивают биатлон под Бомбеем, Калькуттой, а также в Джамму и Кашмире, где рейтинги биатлонных трансляций бьют все рекорды. Ну, или хотя бы некоторые.

Взносы, кстати, индусы платят. И биатлон, как ни крути, всемерно развивают, голосуя на конгрессах по тому или иному вопросу. У них ведь может быть свое мнение, у индусов? Вот его они на конгрессах и выражают, являясь в этом смысле ровней Франции, России, Норвегии, Швеции, Германии. Одна страна – один голос.

И хотя индийских биатлонистов на этапах Кубка мира мы увидим не скоро, позиция федерации этой страны, безусловно, важна. Особенно в тех случаях, когда случаются жаркие дебаты и образуются коалиции. В такие моменты, полагаю, смуглые дедушки остро чувствуют свою незаменимость и причастность к мировому биатлонному движению.

00657C25D2C3C42E2D30

А вот другой пример членства в IBU – пронзительный. Николай Альмуков, отец и тренер родившегося под Тюменью австралийского биатлониста Алексея Альмукова, добирался до Мерано больше суток. Только в воздухе провел 22 часа. Прямо с самолета приехал на ужин, посвященный открытию, в замке XIII века. Презрев дресс-код, подсел в зеленом спортивном костюме «оззи» за российский столик. Где мы и перекинулись парой слов.

— Как у сына дела?

— Леша тренируется.

— Ну да, у вас там зима.

— Снега все равно мало. Два месяца держится в лучшем случае.

— А где же тогда тренировки?

— На роллерах по шоссе.

— В Новой Зеландии зима вроде пожестче.

— Туда нам ездить дорого.

— Федерация не помогает?

— Сами зарабатываем. Я детей тренирую, и Леша тоже. Иногда их родители или друзья дают деньги. Вынут из кармана тысячу долларов – вот, мол, вам, на подготовку.

— А государство что же?

— В Австралии оно только топ-видам помогает. Плаванию, например. Да и то не само, а через фонд, который пополняют спонсоры. Министерство спорта нашего штата вообще не имеет бюджетных дотаций – живет только на спонсорские поступления. 

Все эти мучения – ради 13–го места на этапе Кубка мира в канадском Кенморе. Выше Алексей пока не забирался, но продолжает верить – будет и на его улице цветочная церемония.

А я потом зашел на всякий случай на сайт автралийской биатлонной ассоциации. Обнаружил: членство в ней стоит для взрослых – 65 долларов, для семей – 75, для студентов – 40. Подайте кто сколько может. Иль не манж пас сис жур.

0077A76F6C1A7DB7C8C0

От малых федераций – к большим. В Мерано я никак не мог избавиться от ощущения: многое в политике IBU этим большим по барабану, что, наверное, не так уж преступно. Германия, Франция, Норвегия самодостаточны. Им не нужно вступать ни в какие коалиции, поскольку IBU их чтит, спонсоры не переводятся, с мазями, лыжами и патронами перебоев нет, телерейтинги высокие. Нормальная, сытая, высокоспортивная жизнь.

Эта самодостаточность, однако, оборачивается тем, что федерации малые, которым от жизни все время что-то надо, начинают потихоньку проявлять законотворческую активность. И не так, чтобы все вместе, а поблочно.

Иной раз и не поймешь толком, какой именно ветер нужен буревестникам. Вот Киев с Минском скажем, бились в Мерано за право принять у себя следующий конгресс IBU, пусть и важный, выборный, но к месту проведения в принципе равнодушный. Выиграл Минск. Зачем белорусам нужен этот конгресс? Какой с него навар? И что за прок был бы украинцам?

Раньше все было четко: есть восточный блок – и остальные. Славяне монолитно отстаивали свои права, на которые, быть может, никто и не претендовал. Но отстаивали. А теперь богатые посапывают, те, кому есть что терять, — обороняются, а те, кому терять нечего, зато хочется что-то найти, — «коалиционируют».

Выглядит это бурление довольно забавно, ничем не напоминая подавление меньшинства большинством, как обычно бывает. Скорее наоборот, меньшинству все время хочется тяпнуть кусок той или иной степени жирности. Ну, или хотя бы кусочек.

00224F7828AB60C54770

Братья-белорусы пополнили свои ряды Александром Тихоновым. Сколько знаю его, не перестаю убеждаться – мощнейшая личность, хор из одного человека. Собольи шубы по случаю лета сменил на сметанно белый плащ. «Роллс-ройс» того же цвета, правда, остался прежним. В багажнике этого транспортного средства Тихонов возит с собой лоток для золотодобычи. Застолбил где-то участок, минут за 50, говорит, можно совочком намыть золотишка «910–й пробы». Нашел верный способ бороться с раком, хочет открыть клинику, и уже встречался по этому вопросу с министром здравоохранения Сейшельских островов. Издал очередную книгу. Собирается основать в Белоруссии биатлонную школу. Производит выдержанный коньяк и водку имени себя – напитки уже взяли несколько медалей на престижных конкурсах.  

На ужине, посвященном закрытию конгресса, Тихонов подошел с красивой четырехгранной бутылкой к столику СБР. Показал продукт с узнаваемым силуэтом на таре. Сказал: «Надо угостить приличных людей». И пошел дальше, к другому столику. Закрутил сюжет.

На вопрос, почему член совета СБР, выдвинутый Камчаткой, делегирован на конгресс белорусской федерацией, советником председателя которой он теперь является, Тихонов ответил: «Я попросил Михаила Прохорова снять меня со всех постов в СБР. Сняли или нет — не знаю». А еще Александр Иванович взял маркер и написал на зарплатной ведомости члена совета, когда его попросили получить деньги за полгода: «Жертвую все 90 тысяч рублей в пользу бедного «Онэксима». Глыба!

0036AD60254CB1BD2D20

Когда Холменколлен выиграл право на ЧМ-2016, Лив-Грете Пуаре с товаркой подняли на руки Оле-Эйнара Бьордалена, машущего норвежским флажком.

Когда Хохфильцен получил ЧМ-2017, австрийцы демонстративно заклеили пластырем первое слово в словосочетании candidate city, выведенном на их презентационном стенде.

Когда Остерсунд проиграл право на тот же чемпионат, прекрасная Хелена Экхольм вмиг погрустнела, а устроители шведской презентации стали быстро собирать со столов еще не съеденное угощение и уносить его в специально приехавший в Мерано желто-синий вакс-грузовик.

И то верно. Чего добру пропадать? 

0091DF0D9E7D08836CB0

Евгений Дзичковский для Biathlonrus.com